Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья

e58c2ecb




Исторические романы, приключенческие романы, психологические детективные романы

Планирование этого мероприятия заключалась в следующем - нужно было выйти на контакт с ребенком, и выявить ключевые точки его маршрута и примерный график перемещения, что собственно и было проделано. Наш специалист с подставного аккаунта выяснил, что в данный момент ученик болеет, соответственно группу наружки за школой ставить не имеет смысла, до момента его выздоровления.


А все потому, что вы человек законопослушный. Если и соврете, то только в мелочах. А теперь представьте себе профессионального мошенника. Поверьте нашему опыту, некоторые подобные персонажи способны даже невольное восхищение вызвать. У них особый дар - они могут втереться в доверие к любому, всякого обведут вокруг пальца. Разумеется, пока не встретятся с таким же профессионалом – грамотный детектив мошенника в два счета разоблачит. Но то детектив. Думаете, каждый работодатель обращается к нему за помощью на стадии набора штата персонала? Увы и ах! Многие «крестятся» только после того, как гром уже вовсю грохочет.


А детектив знает все. И как проверить контрагента на благонадежность, и как каждого работника изучить так, чтобы и его не обидеть, и данные нужные получить. И услуги подобные стоят недорого. Во всяком случае, по сравнению с теми рисками, которые, они предотвращают.


Неподготовленному "топтуну" справиться с такой задачей будет довольно сложно по ряду причин. Во-первых, наружка ведется не одним специалистом, а группой людей, которые непрерывно страхуют друг друга, "перекрывают" возможные пути и все время находятся на связи. Во-вторых - если объект наблюдения знаком с вами лично и знает вас в лицо - то возрастает риск быть раскрытым.


"Онегин был так умён, тонок и опытен, так хорошо понимал людей и их сердце, что не мог не понять из письма Татьяны, что эта бедная девушка одарена страстным сердцем, алчущим роковой пищи, что её страсть детски простодушна и что она нисколько не похожа на тех кокеток, которые так надоели ему с их чувствами, то лёгкими, то поддельными. В письме своём к Татьяне он говорит, что, заметя в ней искру нежности, он не хотел ей поверить (то есть заставил себя не поверить), не дал хода милой привычке и не хотел расстаться с своей постылой свободою."