Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья

e58c2ecb




осталось несколько книг, и Любаша бережно хранила их в своей светелке, перечитывая тайком от родителей, которые, как люди богобоязненные, считали, что девушке лишние знания ни к чему.

        В последние месяцы, почувствовав, наконец, что княжеская опала сменяется на милость, Поливановы зажили спокойней, не оглядываясь на каждый свой шаг. Стала чаще приходить к ним в гости черница Екатерина, сестра Алексея Демидовича. Она была молчалива, не смирилась с былым горем и поражением, и Любаша поначалу ее побаивалась, пока не почувствовала под внешней угрюмостью тетки природную доброту.  Родители начали осторожно  заводить беседы о том, что Любаша – девушка на выданье, и надо бы им позаботиться о ее будущности, пока сами еще живы-здоровы. Понимая, что в будущем ждет либо замужество, либо монастырь, Любаша избегала таких разговоров. Уходить из родительского дома в чей-то чужой или под суровые своды обители ей было страшно.

      Вот и сейчас она невольно поежилась, когда мать после ухода Лизы вдруг сказала:

  – Девушке на выданье надо быть особенно осмотрительной. Не нравится мне, что ты дружишь с этой попрыгушкой. Она повсюду бегает, все сплетни собирает. Да и отец ее поставлял товары ко двору князей Патрикеевых, а они сейчас в такой опале, что едва живы остались. Не годится благородной боярышне иметь таких подруг, как Лиза Шетнева. Того и гляди о тебе пойдет худая молва. Вот и сегодня Лиза тебя подбила выглядывать на улицу. А это нехорошо.

        Любаша поняла, что кто-то из дворовой челяди уже успел обо всем донести хозяйке. Когда София волновалась или гневалась, ее выговор слегка менялся, заставляя вспомнить об иноземном происхождении боярыни Поливановой. Любаша опустила глаза, но ответила спокойно и твердо:

  – Воля твоя, матушка, думай, как хочешь. Но я не перестану дружить с Лизой. Она моя единственная подруга.

  – Ну, что с тобой делать, – вздохнула София. – Избаловали мы тебя, младшенькую... А Роман, царство ему небесное, заморочил тебе голову книгами. Когда девица пытается идти против обычаев, ничего хорошего не получается.

  – Матушка, но ведь ты сама знаешь грамоту, –  возразила Любаша. – А великая княгиня София Фоминична и вовсе женщина образованная, даже принимает иноземных послов. И невестка великого князя Елена Волошанка тоже…

  – Тс-с, о Елене молчи, – прижав палец к губам, сказала мать. – О ней сейчас лучше не вспоминать. Она дружит с еретиками, а они теперь в опале, даже дьяк Федор Курицын. Что же до женской образованности, так это не в здешних обычаях.