Историко-приключенческие романы и психологические детективы писательницы Александры Кравченко
Главная
Об авторе
Романы
Стихи
Рецензии
Интервью
Контакты с автором
Контакты
Гостевая
Карта сайта
Наши друзья

e58c2ecb




Бог знает, кому какой срок…  Но слушай меня внимательно, Максим. Даю тебе свой отцовский наказ: живи по разуму и по совести, чтобы мне на том свете не было стыдно. Сестру береги. Ты Варваре остаешься за отца и за мать.  К словам Афанасия прислушивайся, он человек мудрый. И помни, Максим: твое дело – служить государю на ратном поле, да еще имения свои вести исправно, чтобы давали доход. А влезать в придворные распри – не твое дело. Кто возле трона крутится и высокоумничает, – тот жизнью рискует. Уж как высоко стояли Патрикеевы и Ряполовские, – а и у них головы полетели. И Курицын, говорят, уже в немилости. А ты с ним чуть ли не дружбу водил. Это было с твоей стороны неосторожно.

  – Батюшка, я просто слушал его рассказы о других странах и обычаях – не более того.

  – Этого хватит, чтобы твои враги приписали тебе крамолу, если Курицын упадет.

  – Ничего, отец, великий князь меня любит, даже на мои шалости смотрит сквозь пальцы. Не все ведь и родственники казненных попали в немилость. Если человек приносит пользу отечеству, государь его никогда не тронет. Вот, например, князь Даниил Щеня не подвергся же опале вместе с дядей.

  – Дай Бог, чтобы и тебе ничего плохого не припомнили, – вздохнул старый князь. – Никогда не высказывай лишнего о тех, кто у власти. Судьба переменчива. Вот ты государева внука, Дмитрия Ивановича, открыто нахваливал, когда его на царство венчали. А теперь и Дмитрий,  и мать его Елена Стефановна в немилости. Сейчас надо хвалить Василия Ивановича и Софию Фоминичну.             

  – Батюшка, но ты ведь и сам не раз жалел Дмитрия.

  – Да, мне его жалко. Такой юный, а уже в заточении… Но хвалить его не стану. Если государь решил завещать трон сыну, а не внуку, значит, внук ему чем-то досадил. Государю видней… – Больной с трудом перевел дыхание. – Будь рассудительным, Максим. Не лезь туда, где ты не властен что-либо изменить. Если бы я не умел пораскинуть мозгами, то еще в юности сложил бы голову под Черниговом, борясь с воеводой за свои земли. Но я рассудил, что лучше потерять имение, чем жизнь. И вот здесь, на службе у московского государя, я приобрел новое имение, гораздо больше прежнего. И чтят меня, как потомка Рюриков. И титул свой княжеский я сохранил. А удалось мне это потому, что служил я на своем поприще, там, где силен – в ратном деле, да в присмотре за поместьями. Вот и ты соблюдай порядок в Раздолье, наведывайся в имение под Ельцом, всегда держи наготове своих ратников и сам не забывай о ратной сноровке.  Ты воин, ты владетельный боярин,